Среда 18 Октябрь 2017

+7 48734 20101     

solph@lifesource.ru

График работы:

с 8.00-17.00 Пт. с 8.00-12.00

Сб-Вс выходной

Доспехи воина в комплексе

Доспехи воина в комплексе
        Прежде чем приступить к рассмотрению изменений в защитном вооружении, которое воин носил непосредственно на своем теле и которое известно под общим названием доспех (рис. 128), следует заметить, что до XIV века он не предстает перед исследователями как единый законченный комплекс.
        Чем дальше мы продвинемся в глубь веков, когда на мировую арену вышли бесчисленные племена и народы, культура которых подвергалась влиянию различных центров, тем меньше оснований говорить о единой форме воинского снаряжения. Если принять тезис, что народы Севера имели замкнутую культуру, в то время как народы Востока отличались огромным разнообразием культуры по уровню и степени развития, и что влияние Востока на античный и варварский мир имело тысячу нюансов, то тем более не может быть речи о едином внешнем виде военного снаряжения. Внешний образ сильно зависел от степени развития материальной культуры, от религиозных обычаев племени и взглядов отдельных выдающихся личностей, поэтому каждое из бесчисленных племен создавало для себя некий обобщенный тип, который у отдельных индивидуумов варьировался миллион раз.
        Об эпохе великого переселения народов мы до сих пор слишком мало знаем, чтобы судить о воинском снаряжении. Подлинных экземпляров немного, и они дошли до нас сильно поврежденными. Изображения того времени крайне редки, т. к. греческое и римское искусство было в упадке, искусство варваров находилось еще на слишком низкой ступени развития. В неразберихе времени так мало сохранилось, что до нашего времени не дошли четкие изображения. Шлемы, щиты, копья, мечи этого периода в Германии, Италии и Франции, обнаруженные при раскопках, демонстрируют странным образом больше восточного влияния, чем римского. И все-таки они принадлежат, несомненно, к периоду до VIII века, еще до оттонов, т. е. к тому времени, когда названные страны господствовали в отношении создания нового воинского снаряжения и вооружения. Если прямые доказательства незначительности римского влияния отсутствуют, то благодаря находкам последних десятилетий мы имеем убедительные свидетельства в отношении восточного влияния на европейский комплекс вооружения.
        Одно из нихмаленькая бронзовая фигурка всадника, представляющая финского воина, которую безусловно можно отнести к периоду великого переселения народов, если не более раннему. На всаднике маленький остроконечный шлем, характерный для восточных и подвергшихся восточному влиянию народов. Одежда плотно прилегает к телу. Всадник сидит уже в удобном седле (рис. 129).
        Еще более важно, даже неоценимо рельефное изображение, находящееся на золотом кувшине из клада Надьсцентмиклош, так называемые «Сокровища Аттилы».
        Мы видим всадника, который волочит за волосы пленника. Изображение обычно относят к V веку, и считается, что на нем представлен сарматский воин, с чем, пожалуй, можно согласиться. Исключительно важно, что их одежда и вооружение, несомненно, восточного происхождения.
        Примерно так, по всей вероятности, выглядели европейские воины вплоть до ХII века. Хотя появление такого снаряжения относится к античному периоду, позднейший комплекс вооружения рыцаря: кольчужный хауберт, шлем и т.д. — проник в Европу непосредственно с Востока, а не через посредничество римлян.
        Всадник одет в длинную, предположительно кожаную рубаху с короткими рукавами, покрытую металлическими круглыми бляхами.
,
Рис. 128 a-b.
А. Шлем (нем. Helm, фр. armet, heaume; ит. celata, англ. helmet).
1. Корпус, колокол (нем. Scheitelstück, фр. timbre, ит. сорро, англ. scull piece).
2. Гребень (нем. Kamm, фр. crete, ит. cresta, англ. crest).
3. Забрало (нем. Visier, фр. visiere, mezail, ит. visiera, англ. visor).
Забрало позднейших шлемов состоит из двух откидных частей. Верхняя часть со смотровой щелью называется налобником (нем. Stimstulp, фр. frontal, ит. frontale), нижняясобственно забралом (нем. Visier, старогерм. schembaxt, фр. ventail, ит. ventaglio).
4. Подбородник (нем. Kinnreif, фр. mentonniere, ит. baviera, англ. beaver).
5. Назатыльник (нем. Nackenschirm, фр. couvre-nuque).
6. Горловая защита (нем. Kehlstück, позже Halsreifen, фр. gorgerin, ит. goletta, англ. gorget).
B. Ожерелье (нем. Kragen, фр. hausse-col, ит. collo, англ. neck collar).
1. Штифты для крепления наплечников (нем. Federzapfen, фр. auberons).
C. Наплечники (нем. Achseln, фр. epaulieres, ит. spallacci, англ. shoulder plates, pauldrons).
1. Передние (лицевые) крылья (нем. Vorderfluge, фр. ailes, ит. ale, lunette).
2. Задние (наспинные) крылья (нем. Hinterfluge, фр. ailes dorsales).
3. Защитные гребни (нем. Brechrander или Stoßkragen, фр. passe-gardes или garde-cols, ит. guardegolette, англ. pass guards).
D. Наручи (нем. Armzeug, фр. brassards, ит. bracciale, англ. brassards, vambrage).
1. Верхняя защита рук (нем. Oberarmzeug или Oberarmrdhre).
Нижняя защита рук или трубчатое прикрытие (нем. Unterarmzeug или Unterarmrdhre).
2. Налокотники (нем. Armkacheln, фр. cubitieres, ит. cubitiera, англ. centers), состоящие из чашек (нем. Mauseln) и раковин (нем. ganze Muscheln) или полураковин (нем. halbe Muscheln).
E. Перчатки (нем. Handschuhe, фр. gantelets, ит. manopole, англ. gauntlet), если без пальцеврукавицы (нем. Hentzen, фр. mitons, ит. mittene, англ. mitten gauntlets).
1. Краги (нем. Stulpen).
2. Защита суставов (нем. KnOchelreifen).
F. Нагрудник (нем. Brust или Bruststtlck, фр. plastron, ит. corazza, англ. breastplate).
1. Витой шнур (нем. Brustrand).
2. Крюк для копья (нем. Rusthaken, фр. faucre, ит. resta, англ. lance rest).
3. Набрюшник, юбка (нем. Bauchreifen, фр. bracconiere, ит. panziera, англ. great brayette).
4. Срамная капсула (нем. Schamkapsel, фр. brayette).
5. Набедренники (нем. Beintaschen, фр. и англ. tassettes, tuiles, ит. fiancali, scarselloni).
G. Наспинник (нем. Rucken или Ruckenstuck, фр. dossiere, ит. schiena, англ. backplate).
1. Крестцовое или поясничное покрытие, задняя часть юбки (нем. Gesaßreifen или Gesaßschurz, фр. garde-reins, ит. falda).
Н. Поножи (нем. Beinzeug). Налядвенники с наколенниками по-немецки называются Oberbeinzeug, наголенники с башмакамиUnterbeinzeug.
1. Верхние части налядвенников (нем. Oberdiechlinge).
2. Нижние части налядвенников (нем. Unterdiechlinge, фр. и англ. cuissards, ит. cosciali).
3. Наколенники (нем. Kniebuckeln, фр. genouilleres, ит. ginocchietti, англ. pobeyns kneecaps) с раковинами (нем. Muscheln).
4. Наголенники (нем. Beinrohren, фр. greves, ит. schinieri, англ. greaves).
5. Латные башмаки (нем. Schuhe, фр. sollerets, ит. scarpe, англ. goad, solerets, sabatans).
        На нем пояс с металлическими накладками, к которому мог быть привешен меч. На голове у сармата остроконечный низкий шлем с чешуйчатой бармицей. Поножи и наручи, по всей видимости, изготовлены из полос толстой кожи, нашитых на материю. Для усиления они обшиты металлическими бляшками.
        Пленник, как нам кажется, облачен в более легкий панцирь из материи, целиком покрытой прямоугольными кусками прочной кожи. Этот панцирь имеет длинные рукава и, по всей видимости, предназначался для конных лучников (рис. 130). Такого стрелка из лука, изображенного без шлема, мы могли видеть на другом рельефе из «Сокровищ Аттилы».

Рис. 129. Бронзовая статуэтка всадника. Случайная находка в Вятской губернии, V в. Частное владение.
Рис. 130. Всадник с пленником. Рельеф на золотом сосуде из клада Надьсцентмиклош, т. е. «сокровища Аттилы», VIIIX вв.
        От этих, до сих пор старейших, изображений раннесредневековых воинов до следующих зияет пробел в триста лет, но мы видим, что за это время комплекс вооружения всадника изменился незначительно. Шахматные фигуры всадников из слоновой кости, принадлежавшие Карлу Великому, представляют снаряжение воинов VIII века. Голова одного из них покрыта шлемом круглой формы с бармицей, которая, предположительно, представляет собой кольчугу. Длинный панцирь, плотно обтягивающий тело, с четырехугольными находящими друг на друга кожаными чешуйками. Рукава короткие, предплечья обнажены. Голени, по-видимому, одеты в чулки, на ногах сандалии, на которых укреплены шпоры, с шипом. Другой воин одет в длинный, похожий на предыдущий панцирь, но без рукавов и покрытый чешуей с закругленным нижним краем.
        В Золотой псалтыри из Санкт-Галлена (Швейцария) мы можем увидеть воина в снаряжении, полностью, в противоположность выше описанному, напоминающем античное. Шлем, похоже, позднеримский. Панцирь достигает колен и покрыт кожаными чешуйками в виде язычков, рукава короткие, позволяют видеть складки нижней одежды. Голени покрыты высокими чулками, достигающими колен. На ногах башмаки. Поверх панциря знать носила плащ. Оружием служило копье с тонким древком, или дротик (рис. 131). Отчетливо видно не только смешение восточных и античных форм, но также и то, как мало продвинулось вперед военное дело с V века. Незначительный прогресс в развитии оборонительного вооружения можно проследить на основе миниатюр из рукописей. Почти полностью аналогично с предыдущим снаряжением воинов в Библии из собора Св. Павла (Рим), датированной IX веком, а также в Евангелии Лотаря и в Библии Карла Лысого из Лувра приблизительно того же времени.

Рис. 131. Царь Саул. Золотая псалтырь из монастыря Санкт-Галлен, VIII в.
Рис. 132. Герцог Вильгельм Завоеватель (10271087). Ковер из Байе, кон. XI в.
        Только в рукописи Аврелия Пруденция, относящейся примерно к 1000 году, появляются «кеглеобразные» шлемы, близкие по своей форме к шлемам, которые во Франции называли «норманнскими». Конечно, с начала XI века повсюду заметен значительный прогресс в вооружении и тактике, исходящий прежде всего от норманнов, вожди которых обладали рациональным взглядом на вооружение и широким кругозором, поскольку во время своих грабительских походов они посещали самые дальние уголки средневекового мира. Важное доказательство прогресса оборонительного вооружения в конце XI века составляют изображения на ковре из Байе. Здесь заметно продолжающееся влияние Востока на европейское военное дело. Искусная рука ковродела представила англосаксонского воина, снаряженного примерно так же, как и его противник-норманн. Голову покрывает остроконечный шлем с характерным наносником, заимствованный с Востока, голова закутана чем-то вроде кольчуги, оставляя открытым только лицо. Туловище защищено броней, составляющей единое целое с рукавами и поножами, рукава короткие, ноги закрыты до колен. Этот доспех состоял из прочной основы с приклепанными к ней квадратными или круглыми железными пластинами, заходящими друг на друга.
        У знати броня была позолочена или делалась из бронзы. На груди виден четырехугольный лист, по углам прикрепленный к броне, который, вероятно, представлял собой усиление груди.
        Только знатные воины имели этот доспех полностью, т. к. к нему добавлялись чешуйчатые наручи и наконечники (рис. 132), простые воины их не имели. Вес таких доспехов, видимо, был немалым: на ковре на изображении высадки Вильгельма в Англию два простых воина несут такую броню на крепком шесте (рис. 133).

Рис. 133. Воины, несущие броню. Ковер из Байе, кон. XI в.
        У норманнов структура рыцарского войска уже сформировалась. Это ясно из того малого значения, которое они придавали пехоте. На ковре из Байе наряду с всадниками покрыты броней только копьеносцы (рис. 134). В других отрядах, как, например, стрелков из лука, только в отдельных случаях виден человек в броне, а одежда остальных похожа на одежду воинов VIII века в позднеримском варианте (рис. 135). Интересно, что изображение герцога Вильгельма на ковре из Байе сильно отличается от изображения на его печати. На ковре герцог в остроконечном норманнском шлеме с наносником, в броне из четырехугольных пластин, нашитых на кожаную или холщовую основу с короткими рукавами (рис. 132). На печати же герцог носит шлем округлой формы, без бармицы, тело защищено скорее всего кольчугой, а ноги не имеют защиты (рис. 136).

Рис. 134. Норманнский пеший воин. Ковер из Байе, кон. XI в.
Рис. 135. Норманнские лучники, один в броне, другой без нее. Ковер из Байе, кон. XI в.
Рис. 136. Герцог Вильгельм Завоеватель на коне. Изображение на большой печати. Отель Субиз, Париж.
        С начала XII века становятся заметны изменения в покрое брони. Появляется так называемый хауберт (нем. Haubert). Прежде всего оказываются отделенными поножи, и сам доспех становится значительно длиннее икр. Чтобы в нем можно было сидеть на лошади, сзади, а иногда и по бокам он имеет разрезы. Рукава достигают запястья. Сначала они широкие, позже их делали узкими. Доспех становится сложнее и изящнее. Состоит он из железных чешуй, находящих друг на друга, из железных колечек, связанных друг с другом, или же бляшек, нашитых встык (рис. 137). Этот хауберт носили поверх длинной, стеганой боевой рубахи (нем. Waffenrock, фр. bliaud), край которой выглядывал снизу. Такая нижняя поддоспешная одежда становится распространенной повсеместно более чем через столетие. Кольчуга, похожая по покрою на монашескую рясу, не только сохранилась, но и была дополнена капюшоном, таким же, как у хауберта. Любопытно, что иногда меч носили под доспехом и устье ножен выступало из прорези (рис. 138). Очевидно, чрезмерная тяжесть такого доспеха из плотно состыкованных железных частей привела в XII веке к стремлению заменить тяжелые пластины роговыми. Такие латы считались непроницаемыми. Обшитые рогом хауберты носили в войске Генриха V в 1115 году. Они имели богатые золотые накладки и были украшены драгоценными камнями. Около 1150 года, в период, когда опыт крестовых походов начал приносить осязаемые результаты, мы встречаем в Центральной Европе кольчужную рубаху (нем. Mußszeug, фр. maillе), которая состояла из переплетенных между собой железных колечек, свареных и склепанных. Кольчуги применялись еще римлянами и от них распространились по Северной Европе.
        Римская кольчуга в отличном состоянии была найдена при раскопках Торсбергер-Мора и хранится в музее Киля (предположительно она относится к III веку). Аналогичная кольчуга найдена в могиле в Швеции (предположительно V век).

Рис. 137. Различное изображение брони. Ковер из Байе, кон. XI в.
Рис. 138. Воин. С рисунка «Избиение младенцев» во французской рукописи Неро, датированной 1125 г. Библиотека дома Арлеев.
Рис. 139. Строение кольчатой брони, т. н. «кожано-полосчатый» доспех.
        Эти ранние находки опровергают мнение о появлении таких кольчуг в результате морских походов викингов. В XII веке хауберт, как и кольчуга, нашел широкое применение, хотя сначала только среди военной знати, т. к. основная масса воинов не была в состоянии приобрести этот тип доспеха. В конце XII века появились новые, своеобразно сделанные брони, называемые кольчатыми. Сама основа такого доспеха сшивалась из дважды вываренной кожи, на каждую горизонтально нашивались полоски крепкой кожи с нанизанными на нее колечками. Чтобы колечки не вставали дыбом, на стыки рядов нашивали сверху полосы кожи. За внешний видвыступающие кожаные полосыэтот тип брони был назван, может, не очень удачнокожнополосчатый. Их использование продлилось вплоть до XIV века (рис. 139).
        Уже к исходу XI века для защиты голеней рыцари нередко носили вместе с броней и кольчужные штаны (ст. нем. fsenhuse) со штанинами наподобие чулка, для того чтобы одновременно закрывать и ступни. В XII веке их стали носить с хаубертом (рис. 140, 141). Менее богатые рыцари закрывали только передние поверхности ног броней, которая завязывалась сзади (рис. 142).

Рис. 140. Воины в хаубертах с приклепанными пластинками. Фрагмент миниатюры на пергаменте нач. XII в. Коллекция фон Хефнер-Альтенека.
Рис. 141. Пеший воин, в кольчужном хауберте, рукавицах и кольчужных штанах с полной защитой стопы. Ок. 1230 г. Скульптура с портала Реймсского собора.
        Так постепенно складывался полный комплекс нового доспеха на основе хауберта, в его развитом виде чешуйки или кольчуга покрывали почти все тело, слабо защищенными оказались только ладони рук, ступни, ягодицы и подмышечные впадины.
        С ростом значения рыцарства пехота осталась вне поля зрения, на ее оснащение почти не обращали внимания. Поэтому на миниатюрах XII и XIII веков пехотинцы изображены в весьма пестром снаряжении и с самым разнообразным оружием в руках. Правда, стрелкам из лука, а позднее арбалетчикам, уделялось определенное внимание благодаря эффективности их оружия. Но и они снаряжались произвольно, верные своей традиции презрения к тяжелому доспеху.
        Приблизительно к концу XII столетия, с окончанием второго крестового похода, все реже употреблялся норманнский шлем и все чаще шлем в виде горшка. Этот переход связан с изменением тактики и происходил шаг за шагом.
        Английский король Ричард Львиное сердце и Филипп-Август (11651223), король Франции, первыми обзавелись низкими цилиндрическими шлемами, которые доходили до лба и носились поверх кольчужного капюшона. Вместо наносника появляется впервые крепкая личина со смотровой щелью или отверстиями для глаз. Хауберт достигал колен, под ним, как правило, видна шелковая или льняная поддоспешная рубашка, которая теперь часто достигала середины голени. Для этого, как и для прошлых периодов, характерна кольчуга, плотно облегающая шею. Ноги заключили в железные штаны из кольчужной или кольчатой брони, с заостренными носами. Это тяжелое вооружение, ставшее «второй кожей» воина, становится неудобоносимым на жарком солнце Востока. Чтобы уменьшить хоть немного нагрев металла, всадники во время второго крестового похода носили поверх брони белые накидки без рукавов, с разрезами по бокам от нижнего края до ягодиц. Шлемы также имели накидку-намет из белого льняного полотна. Поверх накидки-налатника, которую французы называли гамбизон (фр. gambeson), подвешивался на поясе меч (рис. 143).

Рис. 142. Воин. Рукопись, кон. XII в., из библиотеки в Гааге.
        В восточных странах цилиндрические шлемы редкость, вместо них там использовался обычный конический шлем.
        Примерно с 1170 года, т. е. как раз в то время, когда шлемы закрыли лицо, стали рисовать на щите и шлемах, позднее на флагах, покровах лошадей, определенные изображения как личные знаки. Так среди рыцарства развивается геральдика.
        В течение XIII столетия реформа в военном оснащении движется вперед и находит опору в техническом прогрессе, который происходит в ремесле вообще и в производстве оружия в частности. Шлем развивался так, что он стал доходить не только до лба, но и закрыл всю голову; т. е. появился горшковый шлем; хауберт стал несколько корочеуже около 1200 года он доходил лишь до середины бедер. Как горшковый шлем, так и меч с кинжалом крепились на груди с помощью цепочек. Плечи и колени стали закрывать сначала еще очень маленькими железными дисками. На шлемах укрепляли геральдические фигуры самого различного вида, налатник получал геральдические цвета своего хозяина. Щит, еще около 1200 года почти во всех странах норманнский, в течение XIII века становится короче и меньше, по мере того как становятся прочнее поножи.

Рис. 143. Воин одет уже в кольчужный хауберт и такие же короткие штаны; поверх хаубертахолщовая налатная накидка. Рукопись, вторая пол. XIII в., из Королевской библиотеки в Лондоне.
        К концу XIII века ноги если не закрывались кольчужной тканью, то защищались спереди полосами крепкой проваренной кожи, застегивающимися сзади. Пояс для меча носили большей частью свободно, так что он сидел не на талии, а на бедрах (рис. 144). Приблизительно с 1274 года и до середины XIV века рыцари Франции и Англии носили плечевые щитки. В Восточной Германии они встречаются редко, в Италии их вовсе не было (рис. 145).

Рис. 144. Рыцарь сэр Джон д'Эбернон. Медный барельеф с его гробницы в церкви Стоук д'Эбернон, графство Суррей, 1277 г. Древнейший пример надгробия с изображением усопшего.
        В последние десятилетия XIII века заметно улучшилось качество доспеха. Этот период можно назвать началом пластинчатых лат, которые спустя столетие предстали вполне завершенными. Предплечье и голень закрывали железными пластинами, которые закреплялись с помощью ремней поверх хауберта и панцирных штанов. В первой половине XIV века передние поверхности голеней уже закрывали цельными железными наголенниками, а около 1356 года они стали подвижными. На необычайно важных для истории вооружения изображениях Кодекса Балдуина Трирского первой половины XIV века, в которых представлен римский поход императора Генриха VII, видны рыцари в коротких хаубертах с надетыми поверх них длинными накидками. Последние имели короткие, но широкие рукава и носили девиз владельца или только его геральдические цвета. Лишь знатные рыцари носили поножи и латные башмаки.
        К концу XIII столетия под тяжелым горшковым шлемом носили маленький колпакчерепник, который имел почти полусферическую форму и надевался поверх кольчужного капюшона. На черепнике крепился тканевый тюрбан в том месте, где надевался горшковый шлем, чтобы ослабить давление. Благодаря этому образовалась шлемовая повязка (нем. Helmbinde), или, как ее еще называли, бурлет, который позднее, когда ушел в прошлое горшковый шлем, имел больше декоративное, чем практическое значение.
        Шлем крепился на спине и получил забрало (рис. 146), по форме приблизившись к появившимся позлее большим бацинетам. Железная шляпа, носимая поверх капюшона, встречается в единичных экземплярах.
        Со второй половины XIV века горшковые шлемы уже почти не применяют в бою. В последние десятилетия своего боевого использования он претерпел разные попытки усовершенствования. Чтобы уменьшить давление на голову громадного веса шлема, стенки его удлинили, так что теперь основная тяжесть передавалась на плечи, а не на голову.
        Переднюю стенку сделали откидной, на манер забрала, как уже говорилось выше, но все было тщетно. Изменение условий боясражаться приходилось не только со всадниками, но и с пехотинцами, что требовало большей мобильности и необходимости смотреть не только вперед, но и вниз, — привело к тому, что от горшкового шлема пришлось полностью отказаться.
        Некоторое время пытались носить под горшковым шлемом бацинет со снятым забралом, но совместная тяжесть была просто невыносима, и бацинет со второй половины XIV века все чаще носили как основной шлем.
        Первые бацинеты надевались поверх цельного кольчужного капюшона, но теперь его заменила бармица, подвешиваемая к нижнему краю шлема и закрывающая не только шею, но и ниспадающая на грудь, спину и плечи (рис. 147).
        Пережила существенные изменения в своем покрое и кольчуга. Она становится мало-помалу ýже, опускается клином спереди (рис. 148). Около 1320 года повсеместно распространилась мода носить пояс, знак рыцарского достоинства, с мечом низко на бедрах. Ко второй половине XIV века он все более богато украшался. Отдельные экземпляры принадлежат к прекрасным произведениям искусства золотых дел мастеров. Рыцарский пояс (нем. Dupsing, лат. cingubum militare) носили на гражданской одежде, но преимущественно с доспехами, он широко употреблялся во Франции и Англии, часто в Германии, реже в Италии. Его носили до появления цельнопластинчатых лат в эпоху Возрождения.

Рис. 145. Донатор (заказчик рукописи), в геральдической накидке, с наплечными щитками. Рукопись из библиотеки в Камбре, XIV в. Фландрия.
        Около 1330 года с рыцарских доспехов исчезли свободные наложные накидки, или гамбизоны, и появились плотно прилегающие к телу, украшенные цветным шелком и вышивкой. В середине XIV века поверх кольчуги стали носить лентнер (нем. Lentner). Сначала он выглядел как плотно прилегающая верхняя одежда из толстой кожи, застегивающаяся на спине, которую носили поверх кольчуги. Позднее лентнер стал делаться с фестончатыми полами и застегивающимся на боках. Кольчужный капюшон стали делать отдельно от кольчуги, теперь он, как раньше, не облегал плотно голову и шею, а свободно спадал, защищая плечи и верх груди. В этот период уже повсеместно употреблялись наручи и поножи, сделанные из пластин (рис. 147), хотя наряду с ними еще долго оставались в употреблении наручи и поножи из кольчужной ткани и далее из чешуи.

Рис. 146. Бой рыцарей. Из Кодекса Балдуина Трирского, описывающего поход императора Генриха VII на Рим, первая пол. XIV в. Королевский провинциальный архив города Кобленца.
        Около 1350 года в моду вошли преувеличенно острые железные башмаки и пояса с бубенчиками. Они стали характерным началом преувеличенной роскоши всей рыцарской жизни того времени. Во второй половине столетия исчез наносник, который закрывал лицо и закреплялся на поверхности шлема. Вместо этого все чаще выступало забрало различных видов. Нередко оно образовывало острие, напоминающее собачью морду, и от этого в Восточной Германии его так и называли «собачья морда» (нем. Hundgugel). С XIV столетия рыцари носили также железную шляпу, часто с широкими полями, соединенную с подбородником.
        Приблизительно с 1360 года появляется стремление усилить все же мало противостоящий удару лентнер железными пластинами. Это проявляется в различных формах: похожими на мозаику рядами накладных снаружи железных бляшек, которые постепенно становились все крупнее, или накладыванием на грудь большой пластины, на которой крепилась цепь для меча и кинжала. В результате всех этих усилений образовался как бы еще один слой защиты (рис. 148). Около 1380 года впервые появляется самостоятельный нагрудник полукруглой формы с подвижной верхней частью, который застегивается над плечами и на животе. Затем появляется и наспинник. Все это мало изменило общий характер доспеха. Вошли в употребление рукавицы, полностью сделанные из пластин, с короткими манжетами. Таковы были наиболее значительные нововведения.

Рис. 147. Эдуард, принц Уэльский, т. н. Черный принц (13301376), сын Эдуарда III. Изображение по статуе с саркофага в Кентерберииском соборе.
Рис. 148. Рыцарь. Деревянная скульптура в Бамбергском соборе, 1370 г.
        Как раз на исходе XIV столетия начались решительные изменения благодаря тому, что постепенно вышла из употребления кольчужная бармица. Кольчужную рубаху выкраивали теперь с высоким воротником. Шлем снабжали подбородником и широким назатыльником.
        Бурлет остался на шлеме в качестве декоративного придатка. Около 1410 года появились подвижные наплечники, заходящие на нагрудник и наспинник. К кирасе подвешивается юбка из 35 полос (рис. 149). Подмышечные впадины начинают прикрывать защитными дисками. На локтях и коленях появились раковины, сначала очень небольших размеров. Наступил период роскошных накидокгамбизонов, которые у людей в латах приобрели большое значение при торжественных случаях. В Италии до конца XV века носили накидку с широкими длинными, складчатыми, падающими с плеч рукавами, порой достигающими земли. Вообще в Италии того времени входят в моду короткие до колен гамбизоны, большей частью без рукавов, по талии их подвязывали кушаком (рис. 150, 151).
        Стремление лучше защитить нижнюю часть тела вынудило около 1430 года предпринять сначала робкую попытку к нижнему краю латной юбки спереди присоединить широкое продолжение, так чтобы оно не затрудняло посадку на лошадь. Таким образом возникли первые набедренники. Около 1420 года встречались уже первые наплечники с крыльями, с глубоким вырезом с правой стороны, чтобы можно было поместить копье под мышку. Левый наплечник получил усиление, которое первоначально привязывалось и имело большие размеры. На левом плечесо стороны наиболее вероятного ударапоявились первые гребни или жгут, чтобы лучше защитить шею.

Рис. 149. Роланд. Одет в сборный нагрудник, еще имеющий форму лентнера. Каменная статуя в Рагузе (Дубровнике). Италия, 1423 г. Рисунок автора.
Рис. 150. Пеший воин в куртке-налатнике. С алтарного изображения Воскресения Христа, 1476 г. Художественная коллекция канонического монастыря в Клостернойбурге.
        До появления пластинчатых лат основной защитой являлась кольчужная рубаха. До XV века при изготовлении плетения один ряд колец кузнечно сваривали, другой склепывали, но с XV века все концы были склепаны. Склепанные кольца легко узнать по головкам заклепок. В XVI веке кольчужные рубахи, особенно итальянские и испанские, были сделаны необычайно изящно, собраны сплошь из склепанных колечек (рис. 152).
        Определение времени и места производства кольчужной рубахитрудная задача, тем более что этому предмету уделяется еще мало внимания. Немецкие рубахи XV века состоят, в общем, из более крупных колец, чем итальянские и особенно миланские. Находят различия и в способе плетения колец. Приблизительно с 1420 года в Италии носили две кольчужные рубашки, более грубая надевалась поверх тонкой. То же можно сказать и о кольчужных штанах, которые достигали колен и заканчивались чашеобразным наколенником. Нередко употребляли тонкие кольчужные чулки и башмаки. Наконец, доспешники стали подумывать об использовании кольчужной накидки для покрытия лошади.

Рис. 151. Пеший воин, в кожаном доспехе с железными налокотниками и наколенниками; поверх доспеховкуртка-налатник. С алтарного изображения Воскресения Христа, 1476 г. Художественная коллекция канонического монастыря в Клостернойбурге.
        В Италии практиковалось кольчужное плетение двух видов. При первом проволоку для колец получали ковкой, а не волочением, как предполагалось. При втором кольца вырубали из листа, и они лежали друг на друге, образовывая сплошное покрытие, подобное чешуе. Кольчужные рубахи, изготовленные таким способом, итальянцы называли яцериновое плетение (ит. maglia ghiazzerina). Их можно рассматривать как своеобразные «корацины», по поводу которых среди археологов господствуют различные воззрения (рис. 153).
        Рассмотрение старейших кольчужных рубах, пришедших с Востока, позволяет предположить, что восточные народы значительно раньше, чем европейцы, были знакомы с искусством волочения проволоки. Колечки их очень малого диаметра часто так безупречно спаяны из волоченой проволоки, что остается только удивляться умению мастера. Следует упомянуть, что кольчужный панцирь в позднеантичный период носили преимущественно отряды Восточной Римской империи. В Северную Европу он попадает уже в VI веке как предмет торговли. Арабы, по-видимому, сначала получали кольчужные рубахи из Индии, а во II веке стали делать сами. Древнейшее сообщение о рубахе встречается в Коране (сура 34стих 34), где говорится о том, что Бог руками Дауда (Давида) размягчал железо и при этом говорил: «Сделай совершенный панцирь из него и соедини его основательно кольцами». У арабов их называли латами Дауда.

Рис. 152. Кольчужное плетение.
a) Часть колец склепана, часть сварена. XV в.
b) Все кольца склепаны. XVI в.
Рис. 153. Деталь кольчужного плетения. Кольчуга-яцерин. Италия, XV в.
        Около 1420 года пластинчатые латы можно рассматривать как полностью сформировавшиеся, все их последующие изменения являются только частичными усовершенствованиями или причудами моды, которые постепенно оказывали решительное влияние на вооружение.
        Изменения в форме лат оказываются порой очень рациональными, но часто, уже спустя несколько лет, создают новые разновидности; при этом замечается национальное своеобразие, очень затрудняющее обзор сущности формы (рис. 154).
        Приблизительно к 1450 году шарообразный нагрудник становится несколько рельефнее. Эта рельефность достигается тем, что нагрудник состоит из двух частей, таким образом появляется составной нагрудник. В Италии только одну верхнюю часть обтягивали материей, благодаря чему не было заметно отсутствие нижней части. Затем надевали накидку и только после этого пристегивали нижнюю часть. Наплечники становятся больше, вместе с ними увеличиваются и налокотники. Набедренники становятся острыми снизу, возле них по бокам помещают маленькие пластинки набедреннички. Перчатки получают остроугольные манжеты. Голову покрывает армет или общеупотребительный салад, носки башмаков вытянулись до 36 сантиметров (рис. 155).

Рис. 154. Филипп Добрый, герцог Бургундский (14191467). Деревянная скульптура.
Копия погибшей при пожаре 1652 г. статуи конца XV в. из амстердамской ратуши. Работа Артура Квеллинуса.
        И еще около 1450 года рыцарское защитное вооружение представлено на поле боя весьма пестро. Постоянно встречались устаревшие формы, вплоть до старинных с различными усилениями; головным убором обычного копьеносца могли быть и старинная железная шапка, и бацинет; еще до 1480 года носили кольчужную бармицу, которая затем превратилась в популярную среди ландскнехтов кольчужную мантилью. В Италии лучники и арбалетчики носили определенного рода панцирь, представлявший собой нечто среднее между матерчатой курткой и пластинчатыми латами. Происхождение его, несомненно, надо искать в эволюции лентнера, подбитого железными пластинами. Меченосцы часто были в чешуйчатых панцирях-караценах или только в кольчужных рубашках. Так, именно в Италии ощущалась постоянно сердечная привязанность к старым формам и даже наследие античности не раз проявлялось в период Ренессанса, оставаясь неизменно живым. Наверняка упомянутая карацена произошла от римской «lorica squamata» (лат. чешуйчатые латы), т. к. расположение чешуи у нее таково, как и у названного римского бронзового чешуйчатого панциря. То, что у Тацита при упоминании об одежде императора Марка Сальвия Отона обозначено как «tunica ferrea», несомненно, оказывается похожим на военную одежду, подбитую металлическими пластинами. Приблизительно с середины XV века размер пластин на бригантинах начинает варьироваться, на груди и спине крепятся большие пластины, на подвижные части тела накладываются мелкие. Первые стрелки из огнестрельного оружия стали непримиримыми противниками тяжелого снаряжения. Аркебузьеры носили только кожаные нагрудники и легкие шлемы.
        Головным убором пехоты была шапка с усилением из наклепанных железных бляшек, которая живо напоминала шлемы древнеримских воинов. Из этого головного убора быстро развивается затем бургиньот.

Рис. 155. Полный доспех Фридриха Победоносного, пфальцграфа Рейнского (14251476).
a) Вид спереди. b) Вид сзади.
Работа миланского доспешника Томазо да Миссалья, 1450 г.
        С 1450 года начинается новый период развития доспехов, когда окончательно оформляется своеобразный внешний вид пластинчатых лат. Рыцарствосословие, основанное на ленной системе, остается консервативным во всем своем образе жизни. Рыцари ведут бой верхом в тяжелых доспехах, как это изображают в начале столетия. Преобразования этого комплекса вооружения были несущественными. Достаточно уже того, что рыцарь оказался готовым принять салад, т. к. бацинет стал неудобен. Для защиты лица саладу был добавлен подбородник, закрывавший лицо до глаз, привинчивающийся к нагруднику и застегивающийся вокруг шеи. Эту форму приняли преимущественно во Франции и Германии. В Италии, где Ренессанс на столетие раньше стал влиять на эстетические вкусы, распространяются шлемы другой формы, которые более напоминают античные (рис. 156).
        Примерно к 1470 году рыцарские доспехи с саладом по своему внешнему виду являются образцом элегантности и пропорциональности. Ни раньше, ни позже требования к красоте и изяществу исполнения не были так высоки, как в это время, которое можно считать пиком развития пластинчатых лат. Много позднее доспехи вызывают восхищение, но это относится в большей степени к их удивительному декоративному убранству, а не к доспеху в целом (рис. 157).
        Сейчас эти латы называют готическим доспехом, к чему, несомненно, дают повод отдельные детали, несущие на себе отпечаток готического стиля. Однако сама форма заимствована от итальянского, особенно флорентийского костюма, которые приблизительно в середине XV века вошли в моду у придворной знати всей Европы.
        Примерно в это время происходит значительное изменение в устройстве войска. Старые феодальные ополчения постепенно заменяются армией, состоящей из наемных отрядов. Дух рыцарства первоначально не проникал в среду наемных солдат, но способ формирования, естественно, должен был привлечь профессионалов, рассматривавших свое оснащение и вооружение в зависимости от способа сражения, привычек, опыта, а также вкуса. Несмотря на то что первоначально система вербовки ограничивалась пехотой и артиллерией, моральное воздействие появления на поле боя громадных толп из «новых» людей было брошено на чашу весов в вопросе изменения вооружения. В результате появилось два типа доспеховодин для пехотинцев, другой для рыцарей-кавалеристов. Их различия видны с первого взгляда.
        Первые попытки создания чисто пехотных доспехов наблюдаются в Италии уже в XIV веке. Такая же тенденция характерна для швейцарцев, профессиональное чутье которых было необычайно развито, а своеобразная тактика глубоких пехотных колонн требовала нового защитного и наступательного оружия. Вместе с наемными швейцарскими отрядами новая тактика и вооружение распространились по всей Европе.
        Немецкий ландскнехт, бывший наемным профессиональным солдатом в полном смысле слова, первое время носил полные латы, не отличающиеся существенно от рыцарских. Позднее, около 1520 года, он уже был облачен в бургиньот испано-итальянского образца, в кирасу с юбкой и набедренниками, а также в подвижное ожерелье с короткими подвижными наплечниками, закрывавшими только верхнюю часть руки.
        Под латами он носил кольчугу, а после 1530 года также кольчужную мантилью (нем. Panzerkragen) на плечах. Так возникли латы ландскнехта, называемые во Франции «allecret», а в Италии — «armatura alleggiata».
        Далее мы рассмотрим их более детально, но заметим, что как раз вовремя рыцарский доспех претерпевает изменения под влиянием Ренессанса.
        Салад сменяется закрытым шлемом-армет, подвижное ожерелье включается теперь в систему доспеха, появляется почти повсеместно бургундский армет, который в прочном соединении с ожерельем позволяет свободно двигать головой; нагрудник становится просторным, шарообразной формы и приобретает горизонтально обрезанный верхний край; поножи также становятся более просторными. Уже начиная примерно с 1460 года при проведении турниров входит в употребление крюк для копья, который будет целое столетие непременной деталью рыцарского доспеха, т. к. всадник больше не в состоянии держать под мышкой ставшее тяжелым рыцарское копье.

Рис. 156. Полный доспех Роберто ди Сансеверино, графа ди Кайяццо (ум. 1487). С раскрашенным саладом.
a) Вид спереди. b) Вид сзади.
Работа миланского доспешника Антонио да Миссалья, ок. 1480 г .
        Края налядвенников достигают паха, наколенники становятся полукруглыми, похожими на раковины. Значительнейшие изменения претерпевают латные башмаки. Ранее узкие, острые и нередко с длинными носками, они становятся теперь чрезмерно широкими и неуклюжими и обнаруживают сходство с тяжелыми туфлями с набивными носками, которые надевали при турнирах Реннеи. Это изменение наступает столь внезапно, что оно невозможно как результат естественного развития, а выглядит как определенное реформаторное преобразование, продиктованное чьей-то волей. Появляются новые виды декорирования: позолота и чернение, которыми обычно украшаются края деталей. Из Италии приходит обычай чернить латы или натягивать поверх лат черную материю. В Италии и Испании стали носить поверх латной юбки богато вышитые белые или цветные тканевые юбочки с широкими складками. Немецкий вкус сохранил привязанность к естественному виду лат. Главным украшением считалось полированное железо. Под латами чаще носили богато украшенные жакеты с гофрированными фалдами, которые выступали из-под наспинника. Позднее, около 1570 года, стали употреблять только одни фалды, застегивающиеся вокруг корпуса.

Рис. 157. Готический доспех императора Максимилиана I (14591519). С саладом и подбородником; полированный, с медными окантовками. Нюрнберг, ок. 1475 г.
        В начале XVI века, в период полного превращения готических лат в ренессансные доспехи, наблюдается склонность немецкого рыцарства показываться на празднествах, используя турнирные латы. Тем самым рыцари как бы демонстрировали свое превосходство над ландскнехтами, расхаживая в турнирных доспехах, в то время как ландскнехты не имели права участвовать в турнирах.

Рис. 158. Максимилиановский доспех Отто Генриха, пфальцграфа Рейнского (15021559), с рифлением, травленным чернью. Германия, 1523 г.
        Для парада также используется распашной парадный доспех с полными набедренниками. Чтобы можно было сесть на коня в турнирных латах, у юбки спереди и сзади выкраивались дугообразные вырезы, которые, если человек спешивался, снова вставлялись в вырез на крючках и подпружиненных штифтах. Вообще, рыцарство вплоть до 1530 года появлялось на празднествах охотнее в турнирных латах, чем в боевых. Многие признаки свидетельствуют о том, что на формирование первых ренессанских доспехов оказал решающее влияние Максимилиан I. Любопытно отметить, что пехотный доспех во многих составных частях, таких как нагрудник, наспинник, набрюшник и поножи, оказываются схожими с рыцарскими, следовательно, можно говорить о их параллельном развитии. Около 1500 года мы видим новый тип доспеха, который в общем по конструкции одинаков с описанным выше, но на всех частях своей поверхности, за исключением поножей, имеет желобки или рифление. Эти рифленые латы (фр. armure cannellee, Maximilienne, um. armature spigolata) получили вначале в среде коллекционеров обозначение «миланский доспех». Название, не опирающееся на какое-либо доказательство, но тем не менее обоснованное, хотя все имеющиеся налицо такого рода латы немецкие, большей частью нюрнбергского производства (рис. 158). Они появляются внезапно, так что снова напрашивается вывод о чьем-то профессиональном реформаторском влиянии. Все обстоятельства указывают на то, что их можно рассматривать как изобретение Максимилиана I, который благодаря рифлению задумал усилить латы, не увеличивая их толщины и веса. Сейчас исследователи называют их на этом основании более правильно — «максимилиановский доспех». Безусловно, этот замысел против укола был оправдан, но не против удара древковым оружием.
        Так что небольшое преимущество и значительно более высокая цена были причиной того, что эти своеобразные формы исчезли, начиная с 1530 года. Вариантом максимилиановских доспехов можно рассматривать так называемый «доспех с пуфами» (нем. Pfeifenharnisch), где рифление крупное, имитирующее модные в то время пуфы на одежде (рис. 159).

Рис. 159. Костюмный доспех с пуфами или «дутые латы», для мальчика. Изготовлен для принца, будущего императора Карла V. Работа Ганса Зойзенхофера, Инсбрук, 1511 г. По неизвестным обстоятельствам остался наполовину незавершенным.
        Пластинчатые латы с 1500 года пользовались всеобщей популярностью. Начиная с этого времени, они занимают свое место не только на поле сражения и турнире, но и на праздничных торжествах и в придворной жизни. В таких обстоятельствах они превращаются в богато украшенную роскошную «одежду». Прежде всего доспешники стремились таким образом сделать эти латы, чтобы они не стесняли движений при ходьбе, что было необходимо для различных пеших турниров. Точно так же, как и для лат ландскнехтов или личной охраны именитых особ, стоящих на посту в покоях дворца, соображение экономии и стремление сделать доспех универсальным приводит к тому, что создаются целые доспешные гарнитуры (нем. Harnischgamituren), которые путем сборки разного рода чередующихся и усилительных частей можно было использовать в различных случаях. Старейший гарнитур такого рода, который видел автор, датируется примерно 1520 годом. Эти гарнитуры пользовались необычайной популярностью. Некоторые из них стилизовались под ландскнехтский или вообще какой-нибудь модный костюм, как, например, роскошные латы  в Артиллерийском музее Парижа или латы Вильгельма Роггендорфа с широкими пуфами на плечах в Императорском собрании оружия Вены, которые причисляют к лучшим произведениям мастеров-доспешников (рис. 160). Еще в 1549 году аугсбургский мастер Маттеус Фрауэнбрайс пополняет «латный гардероб» Максимилиана II доспехом для итальянского турнира, переделанным из лат для пешего боя, которые долго были без употребления. С 1500-го приблизительно по 1530 год встречаем мы и шлемы с забралом, которые имели гротескные личины, так называемые «чертовы шлемы» (нем. Teufelsschembart), в этом случае немецкий вкус как бы соприкасается со вкусом японцев и китайцев, что не похоже на европейскую традицию, но это было время легкомысленных нравов немецкого военного люда. Свобода и распущенность этих людей находили выражение в гульфиках, носимых шаловливым, грубым ландскнехтом с таким же малым чувством стыда, как и допущенным к турниру рыцарем.

Рис. 160. Костюмный доспех императорского полевого капитана Вильгельма фон Роггендорфа (14811541). Имитирует тогдашнюю одежду с прорезями. Шлем относится к этому периоду, но не соответствует данному доспеху, к которому полагается ландскнехтский шлем. Германия, ок. 1515 г.
        В конце обозначенного выше периода появляется также нагрудник с заострением, тапулемформа, бытовавшая больше в доспехе ландскнехта (рис. 161). В нагруднике от рыцарских лат линия талии постепенно опускается, и приблизительно к 1547 году нижний срез нагрудника ложится на бедра. Происходят небольшие изменения в шлеме: забрало становится острее, хотя сам шлем приобретает изящные, закругленные очертания, гребень его постепенно растет ввысь. Башмаки приближаются к естественной форме ступни (рис. 162, 163).
        Примерно в это время оформляется немецкий бургиньот для ландскнехта, который начинают носить дворянеотчасти из-за удобства, отчасти потому, что это пришлось по вкусу пехотинцам. Знать появляется, как правило, в таких латах при взаимодействии с отрядами ландскнехтов. Этот доспех из-за своего незначительного веса и т. к. он мог использоваться при верховой езде, называют трехчетвертными латами или латами телохранителей (нем. Trabharnisch). Эти латы представляют собой нечто среднее между рыцарскими и ландскнехтскими. Они имели, кроме того, узкие наплечники, на которые нередко помещали подвесные диски, а также полную защиту руки. Только благодаря бургиньоту, полным набедренникам и отсутствию копейного крюка их иногда путают с ландскнехтским доспехом.
        С 1547 года наступает конец периода «гигантомании» в доспехах. Отдельные части лат становятся меньше и соразмернее (рис. 164). Нагрудник теперь значительно длиннее, и тапуль постепенно сдвигается к нижнему краю. Это нависание над нижним краем нагрудника называют, как уже упоминалось ранее, «гусиная грудь».

Рис. 161. Трехчетвертной доспех Конрада фон Бемельберга (14941567). Полированный, с травленой окантовкой и фигурными эмблемами; ландскнехтская каска, узкие наплечники; наголенники отсутствуют; нагрудник с тапулем и гульфик. Работа нюрнбергского доспешника Вильгельма фон Вормса Младшего (ум. 1539) и Валентина Зибенбюргера. Чернение выполнено Альбертом Глоккендоном ок. 1532 г.
        С 1550 года в войсках появляются так называемые рейтарские доспехи и наблюдается тенденция облегчения кавалерийского доспеха за счет сокращения его составных частей. Знатные персоны появляются, правда, еще в полных латах, а в кавалерии еще остаются кирасиры, но, очевидно, с этого времени они все более отодвигаются на второй план. Упадок доспеха начался с того, что отказались от железных башмаков, им на смену пришли кольчужные, которые оказались удобнее, затем отказались от поножей, в результате, полные латы сменил полудоспех. Благодаря принятию на вооружение бургиньотов, оснащенных теперь еще и забралом, кавалерийский доспех все

Рис. 162. Полный боевой доспех императора Максимилиана II (15271576). Полированный, с чернеными и позолоченными полосами. Работа доспешника Кунца Лохнера, Нюрнберг, ок. 1547 г.
Рис. 163. Полный боевой доспех эрцгерцога Фердинанда Тирольского (15291595). Т. н. «доспех с орлами». С травлеными и позолоченными полосами и эмблемами; закрытый шлем с перфорированным усилением; нагрудник типа «гусиная грудь», набедренники, поножи с подвижными снизу налядвенниками. Работа императорского придворного доспешника Йорга Зойзенхофера; травление работы художника Ганса Перкхаммера, Инсбрук, 1547 г.
        больше приближается к доспеху пехоты, защитное вооружение становится все более однородным. Еще только дворянство гордится превозносимой железной одеждой, но на поле боя доминирует «черный рейтар» в своем полудоспехе, который с несущественными вариантами носят также пикинеры-пехотинцы, оснащенные древковым оружием. Примерно в 1590 году тяжелая кавалерия также отказывается от тяжелого копья, по коей причине исчезает и копейный крюк (рис. 165). Все кавалеристы носят теперь тяжелые сапоги и примерно с 1600 года также кожаные колеты под нагрудником, полы которого достигают половины бедра. Несколько ранее уже отказались от тяжелой кольчуги, которая носилась под латами и защищала открытые места доспеха. Сначала у легкой кавалерии, позднее у пехоты вводятся венгерские шишаки с наносниками. С 1640 года в кавалерии реже встречаются арметы и бургиньоты, их вытесняет широкая валлонская шляпа, она становится всеобщим головным убором с железным черепником под ней, чтобы защищать голову от ударов. Только императорские кирасиры носили еще очень тяжелое снаряжение, которое напоминало старые пластинчатые латы, но кирасы становятся совсем короткими, зато нижний край их расширяется чрезмерно, чтобы закрыть необъятные широкие штаны. Кирасирские латы неуклюжи, неудобны и в целом некрасивы. При этом они обладают необычайной тяжестью, которая почти подавляет человека. Несмотря на свою толщину, эти латы продемонстрировали полную свою бесполезность против все возраставшей мощи огнестрельного оружия.

Рис. 164. Полный боевой доспех, полированный, с широкими полосами, украшенными инкрустацией, и фигурными изображениями; закрытый шлем, с круто опущенным забралом; широкие подвижные наплечники; нагрудник с низкой «гусиной грудью»; широкие набедренники. Германия, ок. 1570 г.
        Пикинерпоследний пехотинец, который в регулярных европейских войсках носил латы. Это были так называемые полудоспехи, называвшиеся также пикинерскими. Они состояли из железного шлема, кирасы с короткими поножами и узких наплечников, доходивших до локтевого сгиба, нижняя часть руки защищалась кожаными перчатками с длинными крагами, которые почти касались наплечников (рис. 166).
        Несмотря на всеобщее распространенное убеждение в незначительной пользе лат, дворянство расставалось с этой защитой неохотно. До XVIII века они играли романтическую роль неотъемлемого внешнего признака дворянского достоинства. В то время как хауберт просуществовал в течение более пяти столетий, пластинчатый доспех сохранял свой характерный облик на протяжении жизни одного, от силы двух поколений. Но в военных кругах сохранялось убеждение, будто эти доспехи были всегда обязательным элементом рыцарского снаряжения. Хотя пластинчатые латы уже давно больше не существовали, еще в XVIII веке дворяне и высшее офицерство продолжали изображаться на парадных портретах не иначе как в кирасе и шлеме с забралом, подчеркивая этим как бы древность своего происхождения.

Рис. 165. Полудоспех кардинала Андреаса Австрийского (15581600), сына эрцгерцога Фердинанда Тирольского и Филиппины Вельзер. Вороненый, с процарапанными полосами; бургиньот с опускным забралом; нагрудник типа «гусиная грудь»; широкие громоздкие полные набедренники. Германия, ок. 1590 г.
        В кругу воинов-профессионалов редко какое оружие так сильно переоценивалось со дня своего появления, как пластинчатые латы. Возникшие в период, когда начало развиваться огнестрельное оружие, они определенным образом были заранее обречены. Пластинчатый доспех был маленьким эпизодом в продолжавшемся издревле споре «меча и щита» о преобладании активного или пассивного в средствах ведения войны. Но история доказала, что необходимость в доспехе отпала в тот момент, когда огнестрельное оружие достигло определенной эффективности. Долго еще в рыцарских кругах закрывали глаза на этот факт. В традициях старого героизма живуче было представление о доспехе как о чем-то совершенно незаменимом и необходимом. Внешний вид и мужественность этого защитного вооружения способствовали тому, чтобы оно считалось неразрывно связанным с военным сословием. Для нынешних романтиков эти доспехи являются предметом необъяснимых мечтаний, для мыслителей они представляют культурно-исторический предмет изучения, а для ценителя искусств многообразие их прекрасных форм составляет предмет восхищения и страстного поклонения.
        В своих мелких деталях, особенно в формах соединений пластинчатые латы сильно различаются. Так, итальянские, особенно миланские, латы совсем не похожи на немецкие. Наблюдение также показывает, что почти каждый из немецких доспехов в формах соединений отличается своим неповторимым своеобразием. Чтобы построить их классификацию и запечатлеть в памяти эти многочисленные варианты, необходимо изучить возможно большее количество экземпляров. Этому изучению может помочь предлагаемая книга путем сравнения собранных автором изображений. Чем меньше материалов имеется в нашем распоряжении для изучения форм лат, тем ценнее должен быть для нас каждый новый предмет.

Рис. 166. Пикинер английской армии. Из бывшего собрания Л. Мейрика в Гудрич-Корте, XVII в.
        Для изучения восточного доспеха чрезвычайно мало материала имеется в распоряжении исследователя. Подлинные остатки относятся лишь к позднему Средневековью, параллельные изобразительные источники мы имеем только у арабов и турок. Только эмансипированные в некотором отношении сарацины и мавры Средневековья отваживались изготовлять фигуры животных, в редких случаях изображения людей, да и то в фантастическом обличии. Помогает нам только одно обстоятельствоВосток с необычайным упорством оставался веками неизменно консервативным в отношении бытовавших форм. Благодаря этому во многих случаях возможно по более новым формам реконструировать старые.
        В арабо-персидских странах столетиями всеобщей воинской одеждой оставался кафтан, перехваченный на талии металлическим поясом. Грудь, спина и плечи, реже предплечья имели металлические накладки разной величины, которые были нашиты или наклепаны на кафтан и в большинстве случаев украшены гравировкой или чеканкой (рис. 167). Защите груди уделяли особое внимание. Накладки на ней всегда были отделаны богаче и даже у самых бедных имели хотя бы знак тугра (в транскр. с монг. tûghra). Религиозное чувство, глубоко проникшее в политическую и гражданскую жизнь, побуждало помещать суры из Корана, призывы, обеты и тому подобное на предметы вооружения. Благодаря этому арабское и куфическое письмо превратилось постепенно в средство украшения. Применение надписей в качестве декора в течение тысячи лет способствовало распространению письма.

Рис. 167. Сопоставление европейских и восточных воинов. Миниатюра из рукописи «Chronica de Gestis Hungarorum», 1330 г. Императорская и королевская придворная библиотека в Вене.
        Один из древнейших элементов восточного снаряженияшлем. Он появился уже с древности в своей типичной форме, заостренный наверху, и сохранился таким с несущественными изменениями вплоть до новейшего времени. Одной из характерных деталей восточного шлема был наносник, который первоначально изготовлялся вместе со шлемом из одного куска, позднее отделился и мог перемещаться вверх и вниз. Подвижный наносник был употребляем уже в Средневековье. Из древности пришла кольчужная бармица. Она ниспадала обычно до плеч и половины груди. У некоторых азиатских народностей, как, например, у арабов и татар, наносник на шлеме не всегда употреблялся. Арабы первые заменили его, правда, достаточно бесполезно, лоскутом из кольчуги, который прикрывал лицо до глаз. Заслуживает внимания характерная особенность восточной войны, связанная с подвижностью воина, в оснащении его доспехами и оружием, которые не переступали разумных пределов (рис. 168). Восточные оружейники никогда не шли по пути, по которому блуждали в Европе и прежде всего в Германии, т. е. попыток добиться от лат абсолютной защиты при нападении. Правда, уже сарацины использовали чешуйчатый панцирь, принадлежавший в принципе к тяжелым, но их чешуйки были так тонки и легки, что доспех ни в малейшей мере не стеснял движения и владения оружием.

Рис. 168. Византийский солдат. Миниатюра из византийского кодекса, вторая пол. IX в. Национальная библиотека, Париж.
Рис. 169. Арабо-тюркский воин. XVI в. Царскосельский арсенал.
        Доспешники стремились сделать доспех, противостоящий уколу и удару, но тонкий и легкий, гибкий и надежный. В позднее Средневековье панцири турок и арабов состояли из системы больших и малых пластин, соединенных друг с другом посредством колец, образующих кольчужное плетение шириной в три, самое большее в пять колец. Из одного куска состояли наплечники. На груди и спине по одному большому диску, образовывавших центры, вокруг которых группировались остальные пластины. У татар и некоторых тюркских племен, как, например, у черкесов, нагрудник и наспинник состояли из системы четырехугольных пластин, к которым снизу прикреплялся кольчужный подол (рис. 169). Иногда также только правая рука защищалась рукавицей с длинным наручем; левая рука была закрыта круглым щитом. Ноги оставались сначала незащищенными (рис. 170, 171). Позднее, в XVI веке, у персов, а затем и у некоторых татарских племен появился вид обуви, состоящий из железных сапог, соединенных кольчужным плетением. Они были так эластичны, что ни в малейшей степени не мешали движению.

Рис. 170. Индийский воин. В старинном доспехе из Кабула. Императорский Царскосельский арсенал.
Рис. 171. Русский воин. Конец XV в. Царскосельский арсенал.
        Арабы, воевавшие во времена Мухаммеда (570632), в отличие от персов, сражавшихся только верхом, имели даже до конца VII века в своих войсках не много всадников. Так, в битве при Бадре в 623 году на лошади сидело по два воина. Позднее число всадников чрезвычайно выросло, и кавалерия стала главной силой арабского воина. Татарские народы изначально были приспособлены к тому, чтобы вести войну верхом. У персов традиционно сохранилось стремление к службе всадником даже после распада древнеперсидского царства. Китайцы с древнейших времен были не расположены к кавалерии. Их небольшая кавалерия состояла из наемных татарских племен.

Рис. 172. Японский самурай. По рисунку профессора Хуго Штрёля, Вена.
        В Японии в древние времена, оказывается, также не существовало кавалерийских отрядов. Своеобразно защитное вооружение китайцев и японцев, которое от Средневековья до нашего времени в основном осталось неизменным. Латы состоят из широкого шлема с назатыльником, который напоминает немецкую железную шляпу, впереди наклепан крепкий козырек и маска, которая представляет собой ухмыляющуюся рожу с клочковатой бородой. Остальная часть лат набрана из пластинок, подобно рыбьей чешуе, которые связаны с помощью тонко выделанных тесемок и украшены лакировкой или обтянуты дорогой материей (рис. 172). Только знать защищала ноги. Рядовые воины не имели на ногах лат, и часто ноги были вообще голые. Имеются японские латы, которые датируются началом XVI века.Они служат доказательством того, как мало изменилась их форма до нового времени. Первыми несколько десятилетий назад отошли китайские латы.

Мы в социальных сетях

VK
ОК
FB
Extension Joomla